Новости

01.03.2017
Международный Конкурс детского рисунка «Мы – дети Космоса»

Тема Конкурса в 2017 году: «Я живу в Космосе, а Космос живет во мне». 

подробнее
11.02.2017
Слёт «Планета Доброты»

В рамках слета: проведение бесед и уроков доброты, мастер-классов, концертов, театральных постановок, вечеров поэзии и музыки, просмотр видеофильмов по тематике. Слет посвящен теме героев и героизма.

подробнее
08.02.2017
Открытый Культурологический Фестиваль «ПОЮ МОЁ ОТЕЧЕСТВО»

Лучшие работы будут представлены в Москве на Всероссийский конкурс  «С чего начинается Родина: природа, социум, культура, образование»

подробнее

Дневники детей войны


МОСКВА, 05 мая — РИА Новости. «Детская книга войны» составлена и издана редакцией еженедельника «Аргументы и факты». Англоязычное издание осуществлено при поддержке информационного агентства и радио Sputnik.

Отрывки из дневника Юры Рябинкина


Юра Рябинкин жил в Ленинграде с мамой и сестрой Ирой. Она помнит, как мама — с уже замутненным дистрофией сознанием — упаковывает чемодан: Рябинкиным наконец дали возможность эвакуироваться. Это то, о чём так страстно мечтает Юра на страницах своего дневника. Но ему самому не суждено уехать из Ленинграда… Он остаётся дома. Ирина Ивановна запомнила брата таким, каким увидела в последний миг: опирающимся на палочку, прислонившись к сундуку, уже бессильного идти.

 

 

16 сентября. Сегодня я совершил ужасную вещь — потерял 30!! рублей. Ма­ма дала мне их на подсолнечное масло нее не было более мелких денег), а я их потерял…

Теперь весь день я был этим огорчен. Денег и без того оста­лось — кот наплакал, а я еще теряю по стольку рублей.

 

22 октября. Все утро проторчал в очередях за пивом. С трудом пополам достал 2 бутылки, отморозил ноги. Потом 3 талона на крупу. Вечером де­журил в школе. Тревог не было. Таганрог взят немцами.

Зачитался романом А. Дюма «Графиня Монсоро». Увлекательная вещь.

Мама 2 бутылки пива выменяла на 400 гр. хлеба. Меня опять в очередь за пивом посылают.

 

28 ноября. Кем я стал! Разве я похож на того, каким был 3 месяца назад?.. Позавчера лазал ложкой в кастрюлю Анфисы Николаевны, я украдкой та­скал из спрятанных запасов на декаду масло и капусту, с жадностью смо­трел, как мама делит кусочек конфетки (…) и Ирой, поднимаю ругань из-за каждого кусочка, крошки съестного… Кем я стал?

 

15 декабря. Каждый прожитый мною здесь день приближает меня к са­моубийству. Действительно, выхода нет. Голод. Страшный голод. Опять замолкло все об эвакуации. Становится тяжко жить. Жить, не зная для чего, жить, влачить свою жизнь в голоде и холоде. Морозы до 25 — 30° про­бирают в 10 минут и валенки. Не могу… Рядом мама с Ирой. Я не могу от­бирать от них их кусок хлеба. Не могу, ибо знаю, что такое сейчас даже хлебная крошка.

Отрывки из дневника Миши Тихомирова

 

Миша Тихомиров с сестрой Ниной дневнике — Нинель), младше его на год, и родителями, школьными учителями, жил в Ленинграде. Он вёл записи ежедневно с 8 декабря 1941 г. по 17 мая 1942 г., пропустив из-за болезни только два дня. 159 дней — обратный отсчет… Последняя запись — предпоследний день Миши.

 

 

24/XII. Настроение не очень веселое, т. к. сводки еще не слышал, во всем теле и особенно в ногах сильная слабость. Ее чувствуют все. Сегодня узнали в школе о смерти учителя черчения. Это вторая жертва голода… Уже не ходит в школу преподавательница литературы. Папа говорит, что это следующий кандидат. Многие учителя еле-еле ходят. Жить было бы можно, если бы получали вовремя наш маленький паек.

 

27/XII. В школу не пошел. Дома наколол дров для печурки, потом лег. 
У Татьяны Александровны мама достала книгу Беляева «Властелин мира». Кажется, очень интересная. На улице мороз 20. Стекла в узорах. Скоро затопим плиточку. (…) Интересны образчики цен на толкучке: хлеб — 300 руб. кг; рис — 500 руб. кг; масло — 750 руб. (все это, конечно, в очень малом количестве).

 

19/III — 42 г. В квартире у нас произошел трагический случай: замерз муж Прасковьи Ивановны, Константин Алексеич! Он пошел в баню куда-то к черту на кулички, прислал поздно вечером оттуда человека с вестью, что лежит и не может идти. Его жена (какое дать ей название!), по­боявшись идти к нему с саночками одна, тем не менее никому ничего не сказала. И вот результат! Почти убийство.

 

3/II — 42 г. Температура упала утром опять до 18. Хоть бы потеплело! Я и Нинель в школу сегодня не ходили: с самого утра охотились за мясом. Крупы пока нет… Известия невеселые: нами оставлена Феодосия. Как- никак это удар… Имеются слухи о людоедстве: случаи нападения на жен­щин и детей, еда трупов. Слухи из разных источников; поэтому, я пола­гаю, это можно принять как факт.

Отрывки из дневника Ани Арацкой

Этот дневник вёлся под пулями, едва ли не на линии фронта…

 


Сталинград. В войну семья Арацких (отец — столяр, мама — домохозяйка), в которой было 9 детей, жила на поливаемой огнём улице у реки, недалеко от того места, где сейчас находится Панорама Сталинградской битвы. Снова писать дневник средняя дочь начинает под обстрелами. И обрывается он уже после того, как мать с детьми вступает в Красную армию, а брата Виктора Аня долго, со слезами провожает на фронт…

14 ноября 1942 года. Думала, что в огне, слезах, бесконечном горе и голоде никогда не появится желания писать снова дневник. А сегодня случилось такое, что заставило меня писать.

 

27 сентября рано утром Папа разбудил нас….Папа, как и всегда по утрам, приготовлялся идти развести костер, чтобы сварить манной ка­ши. Открыл крышку окопа и крикнул соседу: «Шура, выходи, вы жив…» на этом недосказанном слове и оборвалась его жизнь. Раздался выстрел, а скорее какой-то щелчок и Папа стал медленно оседать на ступеньки окопа…. Я подбежала к нему первая, т. к. сидела крайняя в окопе, рядом с Мамой.

 

Но было уже поздно, Папа был мертв, хотя пульс и сердце еще бились, а кровь лилась «ключом» из его правого виска, я попробовала паль­цем приостановить кровь, но мой палец легко прошел в это отверстие и кровь лилась, лилась, лилась… Так мы и сидели, с мертвым Папой, без еды, воды и сна 2 дня. Много погибло людей в этот день, самый первый погиб наш Папа. Погибли наши соседи Вера и Евдокия Павловна Соснины. Здесь же, рядом с окопом было много убитых бойцов.

 

24 декабря 1942 года. Давно я не писала сюда. Да и как писать, где? Все это время мы были в страшном огне. Уже миновали село «Иосиф Сталь», а все-таки там было хорошо, там нам было тепло, мы жили в домике, ходили натягивать палатки, было даже весело, работает вся молодежь и начальник у нас хороший. Вечерами мы устраивали прямо сказать «по­сиделки», пели песни, грызли семечки. Их так много в поле, в снегу.

А потом мы снялись, погрузили все имущество на повозки, мама и Лида ехали, а мы шли пешком, ночью, метель страшная, как мы все выжили и не замерзли в пути.

 

Книга доступна для чтения по ссылкам:

 

Русскоязычная версия

 

Англоязычная версия 



РИА Новости http://ria.ru/culture/20160505/1426422758.html#ixzz48EMS4cGR


13.05.2016, 457 просмотров.